Поиск
  • Lilia Agarkova

Федор и франчайзи: впечатления от баттла в прямом эфире

Публичная встреча известного франчайзера Федора Овчинникова, владельца франшизы ДоДо пицца, и его франчайзи Евгения Ткачева из Ярославля в прямом эфире с участием известных и неизвестных предпринимателей, а также огромного числа ботов-онлайн, показала, что успешным в России очень завидуют и одновременно их осуждают, что лучше не продавать франшизу, как это делает "Теремок", а растить собственный бизнес, если не хочешь все время проблем.

Федор Овчинников, владелец франшизы "ДоДо пицца"
Федор Овчинников, владелец франшизы "ДоДо пицца"

Федор Овчинников, предприниматель из Сыктывкара, своим примером доказал, что можно вырастить успешный бизнес с нуля, открыв производство пиццы не в Москве, а в регионе, в Сыктывкаре, и довести его до многомиллиардных выручек и более, чем 700 собственных и франчайзинговых ресторанов в России.


Но вместе с масштабированием бизнеса начались проблемы: не все франчайзи выполняли правила и соблюдали стандарты, их предупреждали о несоответствии, они исправлялись или не исправлялись, и в итоге, их, как Евгения Ткачева из Ярославля, отключали от системы и разрывали с ним договор.

Но почему-то в этом случае этот банальный в общем, процесс стал трагедией и теперь сложившаяся ситуация будет разрешаться в суде.

Франчайзи ДоДо пицца из Ярославля Евгений Ткачев
Франчайзи ДоДо пицца из Ярославля Евгений Ткачев

Помирить стороны на баттле взялся известный предприниматель и шоумен Андрей Ковалев, позвав их на офлайн-встречу и пригласив экспертов - коллег-предпринимателей, журналистов и юристов. Забегая вперед, скажем, что ему удалось не только корректно вести шоу, но с делать попытки помирить стороны.


Первому слово дали Федору Овчинникову. Он сразу превысил лимит времени, который отвели ему на выступление, но излагал четко и доходчиво. Его речь сопровождали многочисленные боты в чате прямого эфира, они не дремали ни секунды и отправляли даже сообщения оскорбительного характера, называя Федора Овчинникова "цыганенком" (от "инфоцыгане" - Ред.) всячески охаивая пиццу в его заведениях. Это несколько утомляло зрителей баттла.


Может быть, боты были и с другой стороны, но они были заметны не так.

Нормальных комментаторов было не так много, они выражали поддержку как Федору Овчинникову, так и его оппоненту, и их сразу можно было отличить по интонации и нормальному запасу слов, которые использовались в комментарии.


Овчинников рассказал, что его насторожили отчеты франчайзи: при средней заявленной рентабельности в сети в 10%, Ткачев заявлял рентабельность в 25%, а выручку показывал лишь 2 млн рублей, что, по мнению владельца франшизы, неоправданно мало.

В ответ Ткачев пояснил, что если был бы неуспешным, не построил бы 12 пиццерий в Ярославле, Москве и Краснодарском крае.


При этом зарплата в его пиццериях, по данным Овчинникова, была 15 тысяч, а в объявлениях о приеме на работу заявлялись 30 тысяч. Евгений Ткачев настаивал на том, что рейтинги у него сложились отличные, и хотел помириться и работать дальше.

Баттл франчайзера и франчайзи
Баттл франчайзера и франчайзи

Поразили два момента на этом баттле. Во-первых, человек, которого представили как журналиста РБК и он четко занял позицию одной из сторон и принялся нападать на Федора Овчинникова. До сих пор автору этих строк казалось, и нас так учили, что журналист не занимает никакой из сторон, излагая факты и задавая вопросы, предлагая делать выводы самому читателю. Конечно, журналист РБК был не на задании, и не зачитывал свой материал, но агрессивные выпады заставили задуматься, все ли в порядке в Москве с журналистикой.


И второе - представитель уважаемого объединения "Деловая Россия", который сам представился учредителем некоего СМИ, которое публиковало, мягко говоря, явную неправду о Федоре Овчинникове, и его уличили прямо в зале. Издание написало о том, что Федор "отжал" что-то у партнера. Но в зале вдруг поднялся человек, зачитал эти строки, и затем представился - я и есть тот человек - и опроверг написанное полностью. И представитель "Деловой России" продолжал (почему коллеги по организации его не остановили - Ред.?) настаивать на своем, не дрогнув.


В Петербурге 62 ДоДо пиццерии, в Москве 157
В Петербурге 62 ДоДо пиццерии, в Москве 157

Порадовал Сергей Миронов, общественный омбудсмен по общепиту города Москвы, который первый подал голос разума: один явно не хочет работать с другим, это же понятно. Если стандарты нарушались давно, то и закрыть рестораны могли давно. Конфликт, видимо, будет усугубляться. Но личного конфликта в ситуации нет, это очевидно.


Так и не ответил на вопрос "почему не продают франшизу" сооснователь сети "Теремок" Михаил Гончаров, который также пытался в ходе баттла призвать спорящих к голосу разума. Но можно вспомнить, как Виталий Свидовский, петербургский сооснователь сети, объяснял еще в середине 2000-ых, что "Теремок" пытался это делать, но его основатели сразу увидели повсеместное нарушение норм и стандартов, и поняли, что франчайзинг - это не путь развития сети. По крайней мере, сейчас, сказал Виталий Свидовский в середине 2000-ых. С тех пор ничего не изменилось. Однако у "Теремка" возникло много клонов, все хотели повторить успех компании, но настоящего конкурента у сети так и не появилось.


ДоДо пицца продолжит диалог в суде.

В общем, франчайзинг в России - дело новое, и хотя у ДоДо пицца 200 франчайзи, и 50 из них основатель бренда знает лично, наверно, это не достаточно и сама система нуждается в национальном подходе и тщательной проработке.


Так бывает

Федор Овчинников написал в Фейсбуке: " Никакой предвзятости к оценки пиццерий Евгения Ткачева нет. Например, вчера 16 ноября 2021 года было вынесено решение о расторжении договора коммерческой концессии на три пиццерии в Москве у одного из крупнейших партнеров Додо Пиццы Станислава Семионова.

Всего у Станислава около 30 пиццерий в Москве и Московской области. Теперь у Станислава есть три месяца на то, чтобы найти покупателя на три его пиццерии. Почему мы расторгаем договор на 3 пиццерии, а остальная сеть данного франчайзи будет работать? Мы оцениваем работу конкретных пиццерий".

Но Сергей Ткачев будет судиться за то, чтобы в Ярославле остаться частью франшизы ДоДо пицца.


Мнение:

Евгений Драй, владелец сети морожениц "Джелатерия пломбир", развивает бизнес 12 лет и из них 5 лет с использованием франчайзинга, у него более 100 франчайзи в России и в нескольких странах:

"Франчайзинг начинают развивать, чтобы масштабировать бизнес и получать больше прибыли. К тому же сложно самому, где-нибудь на Дальнем Востоке или в Чите, открывать точки, ты не знаешь города, менталитет жителей тебе не знаком. Франчайзинг делает это возможным. Но следует также учитывать, что франчайзи становятся те предприниматели, которым нужна помощь, их нужно направлять, они не такие сильные предприниматели, чтобы открыть и держать собственный бизнес. Конфликты во франчайзинге бывают всегда. У меня тоже были суды, мы их выигрывали".


Михаил Гусейнов, совладелец сети кофеен "Чайникофф": "Само слово "франшиза" давно превратилось в России в негатив и ассоциируется со словом "обман". Вот к нам приходит человек с предложением продать ему франшизу. Мы ему рассказываем, что потребуется вложений от 3 млн рублей. Он говорит в ответ, а за 1 млн нельзя? Мне вот тут за углом обещали за 1 млн, и окупаемость не 1-2 года, а 4 месяца. И он верит. А почему не верить, если в России эта деятельность не регулируется никак.


В США, где вся экономика построена на франчайзинге, чтобы начать продавать франшизу, нужно пройти лицензирование, иметь лицензию - государство смотрит, что у тебя за бизнес и можешь ли ты его продавать. Здесь люди сами хотят обманываться и обманываются, им говорят "вам будет дальняя дорога" и они верят. Франчайзеры даже иногда не скрывают своих отрицательных показателей, просто те, кто покупает франшизу, зачастую не умеют их читать. Например, в строке прибыль 500 тысяч указаны в скобках - (500). Знаете, что это означает? Это означает минус! А они принимают за плюс. Вот так".


Просмотров: 394Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все