Поиск
  • Lilia Agarkova

Открывайте свои гаражи

Импортозамещение стало основной темой бизнеса и, в частности, высокотехнологичного бизнеса, после 24 февраля. Как известно, он не может развиваться изолированно от остального мира. Артем Воловиков, основатель петербургской компании ARSKA Technologies, с командой и партнерами разработал технологию и установку для переработки пластикового мусора, в результате которой можно получать нефтепродукты. Предприниматель поделился своими мыслями по поводу процесса импортозамещения, который проходит в России.

Именно в гаражах начинались многие крупнейшие технологические компании мира
Именно в гаражах начинались многие крупнейшие технологические компании мира

«Мою сферу, разработку химических технологий, тоже настигло импортозамещение, а вернее, импортозамешательство. Крупные инжиниринговые компании отказались продавать в Россию технологии переработки нефти и другого ископаемого сырья, — говорит Артем Воловиков.- Кто же такие, эти иностранные инжиниринговые компании, которые нас покинули и которые мы хотим теперь заместить?


Это компании с огромной историей, которым в обед уже по сто лет (не метафора, а факт), которые начинались в XIX веке с гаражных лабораторий, но постепенно развились в огромные корпорации с гипербюджетами на НИОКР (он же RnD), оставаясь при этом частными бизнес-ориентированными компаниями.


А теперь пара слов о том, как технологии развивались в СССР.

У нас была государственная связка: научный институт→опытный завод→проектный институт→производство.


Научный институт (НИИ), в которых технологии проходили стадию научно-исследовательской разработки в масштабах теорий и пробирок;

Опытный завод брал результаты НИР и доводил их до железных прототипов и микро-заводов, на которых отрабатывалась технология;

До проектных институтов доходили разработки, успешно прошедшие опытные испытания, с которых можно было собрать исходные данные на проектирование больших заводов;

И технологии-счастливчики доживали до заводов, становясь типовыми установками, которые строили по всей территории Союза, не боясь принимать решения в сторону новых разработок.


90-е эта связка пережила так:

Наука пережила смуту — выжили люди, остались знания на бумаге и в архивах;

Опытным заводам досталось больше — прибыли в моменте они не приносили, а потому были забыты/проданы/срезаны.

Проектные институты сохранили плавучесть — только они могли обеспечить создание новых производств путем адаптации зарубежных технологий к жесточайшим российским нормам.

Заводы были при(х)ватизированы и работают сейчас с разной степенью вложений в реконструкцию.

Артем Воловиков, глава ООО «АРСКА ТЕК»
Артем Воловиков, глава ООО «АРСКА ТЕК»

Итог такой: цепочка развития собственных технологий была разорвана, а бизнес пошел искать технологии за рубеж.

Покидающие нас иностранные инжиниринговые компании — это такие корпоративные семьи, которые были основаны прапратехнологами, прапраучеными и прапрапредпринимателями (получилось ли с первого раза?), передающими из поколения в поколение накопленные опыт, клиентов и референц-лист с посылом: «Мы строили заводы уже в 19-м веке!»

Хотя даже это нам уже есть чем крыть, ведь мы работали с Менделеевым на одном заводе… с разницей в 130 лет. (Ярославский НПЗ им. Д.И.Менделеева).

А сегодня иннофирмы-корифеи нужно быстренько заместить, потому что в один момент у наших предприятий пропала возможность быть квалифицированными покупателями импортных технологий (потому что технологии им больше не продают), а в свои они либо не вкладывались, либо делали это так, что лучше бы и не вкладывались.

Одновременно с уходом западных компаний на наш рынок начали засматриваться азиатские партнеры, которые и до событий заходили на EPC (генподряд, включающий в себя технологию, закупки и стройку) крупнейших объектов. А теперь и подавно спят и видят, как бы поставлять нам технологии, которые они же ранее параллельно импортировали к себе в Китай.

Итак, суть импортозамешательства в том, что одни уже ушли, а вторые еще не до конца пришли, третьи в шоке от того, как теперь производить бензин, полимеры и тысячи разных молекул, а четвёртые работают не покладая рук и ног, чтобы в этой конкуренции прошмыгнуть в дамки.


Технологический прорыв

И вот в таких обстоятельствах все то, чем занимается ARSKA, приобретает новую ценность. Ценностью становится знание о том, как создать пилотную установку, чтобы испытать химико-технологический процесс. Ценностью становится любое знание о технологии, выходящее за рамки стандартного проектирования, которое в России заточено под соответствие нормам, а не под умение создавать процессы и продукты.

И мы с АРСКАнавтами лезем в самую суть, сравниваем технологии разных зарубежных компаний, рассматриваем их с разных сторон и выдаем заказчику собственную технико-экономическую оценку того, сколько будет стоить построить установку, удовлетворяющую его запросу, какие есть плюсы и минусы предлагаемых решений.

А если нужно проверить процесс в миниатюре, то проводим испытания на собственных стендах для тестирования катализаторов, адсорбентов, абсорбентов и прочих химических слов.

И да, часть строек в стране сейчас встанет, и да, компании отказываются от своих долей в мегапроектах, и да, рыночный вакуум быстро засосёт новых игроков и поставщиков, но именно сейчас то самое время, чтобы открывать свои гаражи и начинать в них что-то делать, варить, перемешивать, синтезировать.

А переработка пластика — это лишь пример, как можно довести технологию от пробирки до завода.

5 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все